ТЕХНИЧЕСКИЙ ЭТАЖ
(Playfull)


Я хочу быть машиной.
Я хочу чтобы все мыслили одинаково.
Э.У.

Действующие лица:


Анджи Вархола - художник
Голос Джульетт Вархола - его мать
Злая Рита - девушка из кладовки
Анатолий Смертин - ее отец
Карлик в грязном комбинезоне
Санни Уэст - медиум
Ник Честерфилд - драматург
Стальной Стэд
Говорящие фотографии
Большой Грэг - сотрудник "Яблоко ТВ"
Дэннис Кадзински - диспетчер
Гас Браун - диспетчер
Роза Ли (все зовут ее Розали) - вдова. 70 лет
Малышка Соня - чувствует зло
Мистер Мэдшур - музыкант
Детектив Фрэй

1

Анджи сгорает в бреду. Кажется, что сама комната полыхает вместе с ним. Стены цвета раскаленного угля, такие же невыносимо горячие. Тлеет потолок, размазывая по комнате красно-черное марево. Анджи больно открывать глаза, но в редкие минуты просветеления он видит это. Видит небо невероятно кислого цвета. Он находит это сравнение невероятно остроумным, и тихонько посмеивается под одеялом.
Я заглядываю в жерло вулкана – думает Анджи.
Я заглядываю туда по ночам и вижу красно-черные угли неба, и пепел от человеческих шкур сдувает ветер.
Я вижу кислое небо днем. Оно как лимон. Я режу его на дольки и сок (а может пот), щиплет язык. Это весело и противно.
Я умираю и задыхаюсь от смеха в собственном бреду. Захлебываюсь им как лимонным соком.
Металлические звуки пронзают голову. Как-будто сидишь на скамье пустынного больничного коридора. Как-будто неподалеку дотошный хирург скурпулезно перебирает инструменты. Лязганье и скрежет, приправленный тихим монотонным говором.
Высокочастотный геноцид – думает Анджи.
Не разобрать ни единого слова в диалогах стали и нечеловеческого бормотания.
Геноцид… - повторяет он страшное слово. Но ведь я один…

Голос Джульетт Вархола:
Ты всегда был один, малютка Анжи. И посмотри, накого ты стал похож.

Анджи:
Только не начинай ныть, мама.

Голос Джульетт Вархола:
Кто же позаботится о тебе? Семья уже пакует вещи. Они придут, совсем скоро. Они откроют дверь которая никуда не ведет. Но мамочка защитит тебя. Она больше не позволит глупым злым девочкам издеваться над моим мальчиком...

Анджи:
Заткнись, мама.

Голос Джульетт Вархола:
Я терпела все твои выходки и всех твоих поганых дружков! Я видела, чем ты занимался под одеялом, маленький уродец. Я знаю, о ком ты мечтаешь каждую ночь. Ты боишься девчонок как огня. Ты боишься того что находится у них между…

Анджи:
Мама, сделай одолжение – заглохни.

Голос Джульетт Вархола:
И не вздумай опять связаться с плохой компанией. Эта рыжая бестия способна свести с ума кого угодно. Смотри, чтобы твой странный дружок не свел тебя в могилу.

Анджи:
(в истерике)
У меня нет никакого дружка. Я не понимаю, о чем ты говоришь. Хватит жрать мои нервы. Ты сдохла, старая сука! Хотя бы теперь заткни свою гнилую пасть!

Голос Джульетт Вархола:
Не смей так разговаривать со своей матерью! Это награда за все, что я пережила ради тебя? Анджи Вархола! В тебе нет ничего человеческого!

Анджи:
(чуть не плачет)
Мама, прости, прости меня. Но пожалуйста, замолчи, замолчи, замолчи...

И она замолчала.

Жар усиливается. Анджи чувствует как немеет челюсть. Язык превращается в засохшую картофелину и отказывается шевелиться.
Я теряю сознание, думает Анджи. Наверное так все и заканчивается. Глупо.
Но на самом деле ему страшно. До одури, до панического безумия.
Только не я! Кто угодно только не я! - хочет закричать Анджи, но нет сил. Он готов на любые условия. Готов продать душу, готов молиться, ползать на коленях, рыдать, выпрашивать... а способен лишь тупо улыбаться и делать вид что ему все равно.
Чужое, нечеловеческое бормотание становится все отчетливее. Это похоже на гребанную индийскую мантру.
Анджи слышит, как открывается дверь. Гремят пустые банки из под краски, под чьей-то ногой трещит рама холста.

Злая Рита:
(наигранно-возмущена)
Аккуратнее! Ты ломаешь произведения искусства.

Карлик в грязном комбинезоне:
Сарай. Мы попали в коровье стойло. Не удивлюсь, если вляпаюсь в ароматную кучу. Как же здесь холодно...

Злая Рита:
Не будь таким занудой, домовой, и поспеши. Отец очень слаб, он не может так долго держать дверь открытой.

Карлик в грязном комбинезоне:
(готовит шприц с черным, маслянистым раствором)
Сейчас, добрый доктор поставит укольчик, и все будет в порядке.

Шприц наполнен чем-то... живым. Отвратительным, пугающим, но живым. Нищей окраиной разума Анджи понимает, что видит зло. Но он абсолютно беспомощен и смеется над этим. Он хочет избавиться от неприятных галлюцинаций. Хочет прогнать их, но не может пошевелиться, не может кричать.

Карлик в грязном комбинезоне:
Наш проводник пытается что-то сказать, но в его мычании я не могу разобрать ни слова.


Злая Рита:
Он хочет сказать, что нас не существует. Я - девушка из кладовки, и карлик врач - лишь его больное воображение. Ему весело!

Карлик в грязном комбинезоне:
Надо же, какой сообразительный малый.
(делает укол Анджи в живот)
Готово, моя госпожа. Мы здесь. Мы пришли.

Анджи чувствует нежную, но холодную женскую ладонь у себя на лице. Слышит, как захлопнулась дверь кладовой, оборвав звук бесконечной мантры. Приятный холодок в животе, прикосновение женских пальцев. Анджи был счастлив. Нега, как теплое мамино одеяло накрывает его с головой. Если это смерть - он готов так умереть. Перед тем как потерять сознание, он слышит...

Голос Рыжей Риты:
Твоя мечта сбылась, Анджи Вархола. Теперь все будут мыслить одинаково.

 

 2

Санни Уэст жутко опаздывает. Во всяком случае ведет себя именно так. Бледным призраком мечется она из угла в угол спальни. Без разбора хватает попавшиеся под руку вещи, пытается накинуть кофту, но проклятый рукав оказывается постоянно вывернутым наизнанку. Санни швыряет непокорную тряпку в сторону, падает на смятую кровать и не сводит глаз с мертвого телефона.
Ненормальная тишина раздулась, как огромный мыльный пузырь, вытеснив все звуки из комнаты.
Беспощадная ночь. Кошмарный сон.
Санни Уэст знает, что это не просто сон. Это видение. Знак. Предупреждение. Опасность. И девушка готова сорваться с места от любого шороха, но не слышит ни единого звука.
Она видела человека, над которым нависла беда. Кто-то угрожает ему жизнью. Сначала это просто тень, скользящая по деревьям и стенам домов. Но тьма постепенно сжимается, становится более плотной и осязаемой, пока не принимает облик карлика. Он стремительно и бесшумно следует за своей жертвой. Санни видит, как безнадежно сокращается расстояние между ними. Она хочет закричать и кричит, кричит что есть силы, срывая голос.
Бесполезно. Все-равно что докричаться до соседней галактики. А вот карлик, кажется, ее слышит. Свет одинокого фонаря выхатывает злобную усмешку на маленьком, уродливом лице. В руке появляется нож. Карлик увеличивает скорость легко и свободно. Словно и вовсе не касается земли. И вот, он нагоняет свою жертву. Кладет свободную ладонь ему на плечо. Человек вздрагивает и резко оборачивается назад. Санни охрипла от собственных воплей отчаяния. Она готова вцепиться в мерзкого коротышку зубами и ногтями...
Она видит два мощных удара в живот. Лезвие входит быстро, выскакивает и врывается обратно, задерживается на секунду внутри. Этого достаточно. Вполне.
Легкое удивление в глазах жертвы. Человек делает несколько неуверенных шагов назад, словно пытаясь и дальше идти по своим делам. Ничего страшного не случилось. Небольшое недоразумение, не более. Все в порядке. Все хорошо.
Еще шаг. И еще один. Белая рубашка начинает темнеть. Черные пятна крови расползаются, как нелепые кляксы. Человек падает сначала на колени, а потом лицом в пыль. Санни ловит на себе враждебный взгляд. Она понимает, что карлик видит ее. И она видит его красноватые глаза. Сорваться бы с места, ринуться к нему, успеть. Спасти. Но добраться до истекающего кровью тела невозможно. Санни рычит от злобы и отчаяния. Санни хрипит и...
Просыпается.
Она знает человека, над которым нависла беда. Более того - она влюблена.
Ник, возьми трубку. Пожалуйста, я умоляю тебя, возьми эту чертову трубку и скажи что с тобой все в порядке - слова крутятся у нее в голове как заклинание, как молитва. Влажный от потных ладоней телефон отвечает лишь короткими гудками.
Паника - опасный соперник. И Санни проигрывает. Она успевает только накинуть домашние туфли и в ночной рубашке вырывается из квартиры.
Дверь Ника точно напротив. Санни знает, что звонить в нее бесполезно, но пальцы нажимают кнопку звонка снова и снова.
Нет ответа.
Остаток здравого смысла требует подождать до утра. Объясняет, что не стоит принимать необдуманных решений и выходить на улицу ночью. Но его голос успешно игнорируется и вот Санни уже давит на кнопку вызова лифта.
Девятый этаж:
Санни с ужасом вспоминает, что оставила телефон дома.
А вдруг он позвонит? - думает Санни. - Что если он звонит прямо сейчас?!
Восьмой этаж:
Санни бьет изо всех сил по кнопке «СТОП». Лифт не останавливается.
Седьмой этаж:
Не может быть. Нет! Этого просто не может быть!
Санни лупит по кнопке до боли в ладонях.
Останавливайся ты черт тебя раздери! Гребанная железяка! Тормози!
Между шестым и седьмым этажом...
гаснет свет. Не работает даже тусклая, загаженная мухами лампочка аварийного питания. Санни слышит глухой, угасающий звук трансформаторов, и лифт замирает.

 

 

Прокомментировать текст можно здесь